Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:
  • 117152, г. Москва, Загородное шоссе, д.1, корп. 3.
  • 8 (495) 952-02-03
  • roobel@bk.ru
2018 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
2 4 5 6 7
8 9 12 13
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Фотогалерея



Владимир Беспалов: «В отставку не ухожу»

29.10.2014

Количество просмотров: 3461

Знакомьтесь: генерал-лейтенант Владимир Васильевич БЕСПАЛОВ.

Родился в августе 1927 года в селе Новая Безгинка Новооскольского района. Окончил артиллерийскую спецшколу, артиллерийское командное училище, исторический факультет Дагестанского государственного педагогического института, Военно-политическую академию имени В. И. Ленина.

С 1945 года на военной службе. Первые 15 лет занимал командно-строевые должности. 30 лет был на партийно-политической работе: от заместителя командира полка по политической части до заместителя начальника политуправления Краснознаменного Закавказского военного округа. С 1976 по 1986 год возглавлял Донецкое высшее военно-политическое училище инженерных войск и войск связи имени генерала армии А. А. Епишева.

Закончил военную службу в 1990 году начальником политотдела – заместителем начальника Военно-инженерной академии имени В. В. Куйбышева.
Кандидат исторических наук. Профессор Академии военных наук. Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.
Награжден четырьмя орденами и многими медалями.

– Владимир Васильевич, в 2012 году вышли в свет два ваших объемных труда – монографии «Основы истории государственного и военного управления России (с древнейших времен до второй русской революции 1917 года)» и «Исторический опыт становления (эволюции) государственного и военного управления России в период с 1917 года по наши дни». На их основе подготовлена докторская диссертация, с авторефератом которой с удовольствием ознакомился. Вполне возможно, что вы будете первым в нашей стране ученым, который станет доктором исторических наук в столь почтенном возрасте. Глядишь, и в Книгу рекордов Гиннесса включат…

– В корректной форме вопроса улавливаю подтекст: а нужно ли мне сейчас заниматься наукой? Некоторые мои знакомые говорят без обиняков: ты что, мол, генерал, из ума выжил? Оно тебе надо – в 86 лет защищать докторскую диссертацию? В звании не повысят, пенсию не прибавят. Одна нер­вотрепка.

Отвечаю: именно мне и надо! Вступил на научную стезю не потому, что захотелось увидеть свое имя в Книге рекордов Гиннесса. Кстати, не уверен, что в российской науке до меня не было соискателей, которые защищали докторские диссертации, как вы выразились, в поч­тенном возрасте. Наверняка я не первый. И не последний. Да и не в этом дело. Суть в том, что научно-исследовательской работой занимаюсь давно. Опуб­ликовано более 80 военно-исторических и научно-методических трудов общим объ­емом свыше 300 печатных листов. Таким образом, исследовательский инструментарий освоен. История вообще и военная история – в частности меня интересовали всегда. Но служба в армии не позволяла удовлетворять научные интересы в полной мере – порой не было времени даже пообедать. Иное дело сейчас, когда планирую свой день без оглядки на служебные надобности. Надо съездить в библиотеку – поехал. Надо разыскать редкую книгу – разыскал. Настала пора посидеть в тишине над рукописью – ничто не мешает это сделать. Поэтому основные труды написаны тогда, когда вышел на заслуженный отдых. Появилось время каждый день удовлетворять научное любопытство. Оно и движет мною, привнося радужные краски в ветеранскую жизнь.

Немаловажное значение имеет и опыт, накопленный во время службы в армии. Путь от курсанта до генерала не был усыпан розами. Решения, принимаемые в военной сфере, испытал на себе. Поэтому понять, что такое хорошо, а что – не очень, могу не только на основе теоретических знаний, но и на основе полувековой многогранной практики.

Не могу не сказать и еще об одном побудительном мотиве. За исследование взялся в связи с тем, что в 1996 году в программу обучения слушателей (офицеров) и курсантов всех высших военно-учебных заведений, а также студентов военных кафедр гражданских вузов министром обороны Российской Федерации был введен курс (а точнее, учебная дисцип­лина) – «История государственного и военного управления». Однако до сих пор фундаментальных исследований по широкому кругу вопросов, которые включает курс, даже в приближенном виде нет. Появилось желание устранить этот пробел. Рассчитываю на то, что мои скромные усилия помогут получить достойные знания всем, кто интересуется государственным и военным управлением. В первую очередь, конечно, будущим офицерам.

– А у вас не возникает ощущение, что эти знания носят академический, «законсервированный» характер? Поскольку исторический опыт и логика сегодняшней социально-экономической жизни, утверждают некоторые ученые, редко когда сопрягаются.


– Думаю, они в корне не правы. Считаю, что ставшее почему-то крылатым выражение «История учит тому, что она ничему не учит» – абсурдно. Учит, еще как учит! Если человек, общество хотят, разумеется, учиться. Один из основных выводов моего диссертационного исследования как раз и сводится к тому, что решения, принимаемые в сфере государственного и военного управления, только тогда действенны, эффективны, когда они опираются на исторический опыт, когда этот опыт применяется не бездумно, а с учетом современных реалий. Именно исторический опыт (касается ли он развития языка, культуры, сельского хозяйства, военного дела) отличает один этнос от другого, одну социальную общность от другой, одно государство от множества ему подобных. И чем активнее государство, общество используют этот опыт, тем они устойчивее, жизнеспособнее.

Другое дело, что исторический опыт настолько органично входит в жизнь социальной среды, растворяется в ней, что увидеть в сегодняшних повсе­дневных реалиях отзвуки прошлого порой непросто. Стали обыденностью, например, обращения граждан в государственные органы и органы местного самоуправления, к должностным лицам. Недавно Президент Российской Федерации В. В. Путин провел «Прямую линию» с российскими гражданами. Главе государства, по сообщениям прессы, было адресовано более 2,5 миллиона обращений. Люди пишут жалобы, заявления, вносят предложения не потому, что так им «захотелось», а потому, что имеют на это право. То есть наши взаимоотношения с государственными органами и органами местного самоуправления регламентированы законодательными актами. В их числе Федеральный закон от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

Между тем право граждан на обращение к публичной власти возникло не сегодня и не вчера. Впервые в общерусском масштабе оно продекларировано в 1497 году с выходом в свет Судебника – свода законов Русского государства, а развито Судебником 1550 года. Внимательный читатель, а тем более специалист найдет немало общего между статьями Судебника и действующими сегодня нормативными правовыми актами. Возьмем для примера одно из положений Судебника 1550 года: «А кто к которому боярину, или дворецкому, или казначею, или к дьяку придет жалобщик eгo приказу, и ему жалобников cвoeгo приказу от собя не отсылати, а давати ему жалобником своего приказу всем управа… и тем, которые управы не учинят, быти от государя в опале». Сравним его с некоторыми положениями Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Часть 1 статьи 9: «Обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, подлежит обязательному рассмотрению». Статья 15: «Лица, виновные в нарушении настоящего Федерального закона, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации». Параллели просматриваются весьма четко. Выходит, еще 500 лет назад в отечественных законодательных актах были заложены принципы обязательности рассмотрения обращений и персональной ответственности за их рассмотрение. Эти принципы нашли отражение в современных государственных актах. Они воспринимаются как инструменты, укрепляющие основы государственности. Вот вам и история!

Напротив, когда отечественный исторический опыт вольно или невольно игнорируется, проку бывает немного. Позволю себе напомнить начало «лихих девяностых» прошлого века. Многие наши доморощенные младореформаторы видели тогда панацею от всех бед, которые были свойственны аграрному сектору экономики, в массовом создании фермерских хозяйств. Они кивали на опыт США и некоторых европейских стран. Вот, мол, образец, которому следует подражать. Предлагались так называемые программы переустройства одна нелепее другой. Сейчас сошел с политической сцены Г. Явлинский. В свое время средства массовой информации величали его не иначе, как видный экономист. Так вот, этот «видный экономист», применяя западные лекала, намеревался переустроить всю Россию, а заодно и аграрные отношения за 500 дней. В угоду амбициям младореформаторов были разрушены мощные колхозы и сов­хозы. Ездил по стране, и становилось жутко: кирпичные фермы с укором сопровождали безжизненными глазницами разбитых окон. Плодородные некогда поля зарастали лесом, представляя собой печальную картину запустения.

Прошло не 500 дней, а более 20 лет. Но панацея, хорошо выглядевшая на бумаге, оказалась девой своенравной, кап­ризной. По данным Статистического регистра хозяйствующих субъектов Росстата, составленных на основе сведений о госрегистрации, на начало 2013 года в целом по Российской Федерации было зарегистрировано 268 336 хозяйств и фермеров. По состоянию на 1 октября 2013 года их количество сократилось почти на 15 процентов, или на 40 тысяч хозяйств. А в некоторых регионах России этот показатель достиг 50–70 процентов. В частности, в Свердловской области количество фермерских хозяйств сократилось с 834 до 393, в Республике Калмыкия – с 168 до 95. Причина тому – организационные, финансовые, материально-технические, сбытовые, социально-психологические, демографические и иные проблемы, которые выявились, увы, уже на марше. Мы лихорадочно ищем пути их решения. Ищем, часто полагаясь на русское «авось». Между тем опыт реформирования аграрных отношений у нас богатый. Вспомним о реформах П. А. Столыпина, который в противовес общинному землевладению и землепользованию взял курс на то, чтобы создать в деревне на основе выделения отрубов и хуторов слой крепких единоличных собственников, зажиточных, полноценных участников рыночных отношений.

Упрощенно говоря, процесс состоял вот в чем. Если крестьянин выходил из общины, она обязана была предоставить ему участок земли, преду­смотренный соответствующими нормативными правовыми актами. Причем землю надо было выделить в одном месте, одним участком. Он именовался отрубом. Если к участку присоединялась площадь деревенской усадьбы, на которую переносилось жилье, отруб превращался в хутор. И отруб, и хутор можно считать прообразами сегодняшних фермерских хозяйств. Столыпинская реформа то и дело натыкалась на различного рода неувязки. Изучив этот опыт основательно, мы бы избежали многих ошибок и заблуждений и не топтались на месте. Только сейчас мы поняли, что фермерство – не панацея, что оно должно (где в большей, где в меньшей степени – в зависимости от природно-климатических, демографических и иных региональных условий) «уживаться» с другими формами хозяйствования. Только недавно мы перенесли акцент с создания фермерских хозяйств на создание сельскохозяйственных кооперативов, семейных форм хозяйствования. А ведь этот акцент на создание кооперативов появился уже в ходе аграрной реформы на заре ХХ века, когда хутора столкнулись с теми же трудностями, которые, можно сказать, вслепую преодолеваем сейчас мы.
Увы, в стране не много регионов, которые, реформируя сельскохозяйственную экономику, не пренебрегли ни дореволюционным, ни советским опытом. В их числе – край родной, Белгородчина. Лицо аграрного сектора экономики региона определяют крупные агрохолдинговые структуры. Такие, как «Приосколье». Приятно, что биография холдинга тесно связана с Новооскольским районом, из которого я родом. Агрохолдинги дополняют более трех десятков самостоятельных сельскохозяйственных предприятий (колхозов) и свыше 10 тысяч семейных ферм. Разумное сочетание крупных звеньев аграрного сектора экономики с мелкотоварным производством приносит достойные плоды. Объемы продовольствия, которые получает область, практически такие же, как у соседей по Черноземью, вместе взятых. Убедительный показатель эффективности исторического опыта, творчески используемого руководством региона!

К сожалению, я редко бываю в родных краях. Не сею и не пашу. Но, получив очередную приятную новость с Белгородчины, чувствую себя так, будто это я сеял и пахал, убирал урожай. Будто это и меня похвалили. Ничего не поделаешь – малая родина.

Читателям «Белгородской правды» может показаться странным, что пожилой генерал пространно рассуждает о сельском хозяйстве. Вроде это не его сфера интересов. Рассуждаю не как генерал, а как ученый. На сельскохозяйственной отрасли остановился по одной причине – она ближе и понятнее аудитории газеты. Ну а если говорить об армии, то и здесь тоже немало свидетельств того, что историческому опыту еще совсем недавно давали от ворот поворот. Трудно представить, сколько энергии, сил, времени нужно приложить министру обороны Российской Федерации С. К. Шойгу, чтобы устранить последствия откровенно непрофессиональных «загогулин» своего предшественника.

Пытаюсь донести многие свои озабоченности не только с помощью печатного слова. Участвую в ветеранском движении, читаю лекции студентам. В том числе с применением спутникового телевидения. Такой метод лекционной работы практикуется в Современной гуманитарной академии, где преподаю. Но где бы лекции ни читал, где бы ни был, неустанно подчеркиваю, что мы должны всегда держать порох в пороховницах сухим. Последние международные события это подтверждают. Горжусь тем, что до сих пор являюсь генерал-лейтенантом запаса. В отставку не ухожу. Не время.

– Упоминая о последних международных событиях, вы имеете в виду катаклизмы в Украине? Как вы их оцениваете, какие чувства испытываете?

– А какие чувства может испытывать любой здравомыслящий житель России, видя, что горит дом не просто соседа, а брата по крови? Ложишься спать и просыпаешься с одной мыслью: что там, на Украине? Радуешься, если страсти хотя бы чуть-чуть утихают, и крайне огорчаешься, когда обстановка вновь накаляется до предела. У нас, белгородцев, добрые чувства к соседям особенно обострены. Потому что мы связаны с братской страной тысячами невидимых и видимых нитей. Родственных, социально-экономических, культурных, исторических. Я родился в селе Новая Безгинка. Оно получило название от соседнего села Старая Безгинка, которое в 1696 году основали сто семей – выходцев из Черниговщины под предводительством сотника Федора Ивановича Безгина. Отсюда и название поселения. В 1944 году Новооскольский райком ВЛКСМ направил меня, пятнадцатилетнего подростка, в Харьковскую специальную артиллерийскую школу. После двухлетней учебы поступил в Сумское артиллерийское командное училище имени М. В. Фрунзе. Десять лет командовал Донецким высшим военно-политическим училищем инженерных войск и войск связи имени генерала армии А. А. Епишева. Иными словами, четвертая часть жизни прошла на Украине. Да я пропитан ее духом, ее культурой, ее историей! Как, впрочем, дочь и сын, живущие в Донецке. Однажды, уже будучи офицером, затеял соревноваться с одним сослуживцем, как он шутя выражался, «истинным хохлом», на предмет того, кто лучше знает украинскую литературу. Он стихотворение на украинском языке – я стихотворение на украинском языке, он стихотворение – я стихотворение. Через некоторое время мой оппонент сдался, сказав: ты, мол, более истинный «хохол», нежели я. Да я и сам иной раз не могу дать однозначного ответа на вопрос, чего во мне больше – «москальского» или «хохляцкого».

За событиями на Украине следил и до майдана. Видел, что соседняя страна все больше и больше погружается в кризис, чреватый социальными издержками. Надеялся на то, что после выборов президента к власти придет новая команда, которая в дружбе с Россией постепенно освободит политическое и экономическое поле незалежной от хлама.

Возможно, так оно бы и произошло, если бы над Украиной не нависла зловещая тень Запада. Нависла над Украиной, а целится-то в Россию. «Железный канцлер» Германии Отто фон Бисмарк писал в свое время: «Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины… Необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть все русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого».

По рецептам Отто фон Бисмарка и действуют его европейские и заокеанские последователи. У меня создалось впечатление, что эти рецепты были взяты на вооружение давно. Поэтому США и их сателлиты сначала «зачистили» тылы. Под предлогом защиты косоваров была разгромлена Югославия, которая проводила независимую внешнюю политику. Страна по существу расчленена на несколько удельных княжеств, самостоятельность которых сведена к нулю. Братоубийственная война развязана в дружественной нам Сирии. И так далее. Одновременно в Украине, в первую очередь западной, на американские доллары заботливо вскармливался, взращивался, лелеялся так называемый правый сектор и другие фашиствующие бандеровские организации. И когда наступил майдан, когда от «коктейлей Молотова» заполыхали здания, когда от рук наемных снайперов начали гибнуть люди, когда законная (да, коррумпированная, да, утратившая поддержку большинства украинцев, но – законная!) власть была растоптана, вспомнил слова политрука Клочкова, сказанные своим товарищам перед очередной фашистской атакой: «Нам отступать некуда. За нами – Москва!». Вспомнил и переиначил их так: «Нам отступать некуда. За Украиной – Москва!».

Ну а как иначе? Не успели нелегитимные правители Украины нагреть руководящие кресла, а уже посыпались угрозы в адрес Москвы. Был немедленно отменен закон «О государственной языковой политике», позволявший придавать официальный статус русскому и другим негосударственным языкам на территории республики. Начали исчезать люди, высказывающие точку зрения, не сов­падающую с официальной политикой. Насилию подвергаются даже кандидаты в президенты. За то, что миллионы украинцев говорят на русском и требуют придать ему официальный статус, «правый сектор» заявил о готовности посадить каждого «неправоверного» на кол. За то, что практически весь Юго-Восток Украины тяготеет к России, настаивает на федерализации страны, по мнению политиканствующей особы с косой, регион надо «разбомбить атомной бомбой». Какой человек в здравом уме с этой перспективой согласится? Какого человека не возмутят эти политические коктейли, которые похлеще «коктейлей Молотова»? Отсюда массовые протесты жителей Крыма, Донецкой, Луганской областей и других регионов Юга-Востока. И когда Россия, учитывая волю большинства крымчан, высказанную на референдуме, включила Крым и Севастополь в свой состав, в западном элитном курятнике начались вопли, кудахтанье, страдальческие стенания. Будто не представители этой элиты раздавали пирожки на майдане, будто не они призывали майдан к неповиновению. Будто не на западные средства была осуществлена «майданная революция». Это очевидно не только для нас, россиян, но и для многих западных аналитиков. Американский экономист Пол Крейг Робертс опубликовал на своем сайте анализ ситуации, в которой оказалась Украина. Подчеркивается, что киевские протесты были организованы Вашингтоном для того, чтобы разместить базы НАТО у границ России и «разграбить» Украину. И этот «грабеж», пишет Крейг, уже начался. Его выводы, собственные наблюдения дают основание заявить мне, выражая мнение подавляющего большинства россиян и всех белгородцев: «Успокойтесь, двуликие господа сенаторы и конгрессмены, политики всех мастей, мы братьев в Украине в беде не оставим!».

Эти же слова хочу адресовать и некоторым отечественным деятелям типа небезызвестного Немцова, который с усердием, достойным лучшего применения, «уличает и разоблачает» руководство страны в нечестной игре, связанной с Украиной. Вот его пассаж в Facebook (орфография и пунк­туация автора сохранены): «У путинских пропагандистов облом. Долгие дни они внушали телезрителям, что у власти в Киеве фашистобандеровцы. То, что в правительстве Яценюка наряду с украинцами работают русские, евреи и армяне, скромно замалчивалось. К кому относится назначенный губернатором Днепропетровска, этнический еврей Игорь Коломойский не говорилось. Зрителю путин ТВ это знать не положено. Но замолчать то, что в убийстве бандеровца Саши Белого Правый сектор обвиняет члена Правительства министра внутренних дел А. Авакова, зомбоТВ не может. Как им теперь объяснить, что бандерофашистское правительство убивает своих, ума не приложу. Придется признать, что кто то, то ли правительство, то ли Белый бандеровцами не являются».

Ну как втолковать господину Немцову, что водораздел бандеровец – не бандеровец проходит отнюдь не по этническим рубежам, что достоинства человека определяются не его национальностью, а линией поведения, социальными предпочтениями. Екатерина II была немецких кровей. Однако ее вклад в укрепление нашего ­Отечества таков, что до сих пор величают Екатериной Великой. От грузина Сталина пострадали миллионы граждан страны. Но под его руководством мы одержали победу в жестоком испытании Великой Отечественной войной, под его руководством были созданы основы, которые позволили Отечеству стать великой державой. Помню, когда Сталин умер, офицеры нашего подразделения, испытавшие все ужасы войны, не раз смотревшие смерти в глаза, рыдали, как дети. С другой стороны, господин Коломойский, цинично выделивший украинским военным 500 тысяч гривен в качестве премии за убийство в Мариуполе граждан Украины, по духу является бандеровцем.

– Владимир Васильевич, согласитесь, что нынешние наши взаимоотношения с руководством незалежной ненормальны. Может, надо искать их нормализацию на путях, выражаясь вашим термином, исторического опыта? На днях, например, был праздник очередной годовщины Победы в Великой Оте­чественной войне, в которую народы России и Украины внесли решающий вклад. Чем не повод утихомирить страсти?

– Не тешьте себя иллюзиями. С теми, кто поставил на пьедестал в качестве героя нации Бандеру, от рук приспешников которого погиб наш земляк, прославленный полководец Н. Ф. Ватутин и пострадали десятки тысяч ни в чем не повинных украинцев, русских, белорусов, поляков, евреев, искать политический консенсус на основе исторического опыта – в том числе и Победы в Великой Отечественной войне – занятие, может, и дипломатически полезное, но бесперспективное. Мы должны, и мы делаем это, обращаться к народу Украины через его законных представителей, отражающих подлинные интересы и чаяния широких масс граждан, которые по достоинству оценивают сов­местный исторический опыт.

Надо задействовать потенциал экономики. Имею в виду не только «газовую трубу». Санкции Запада, конечно, осложнят нашу экономическую жизнь. Но у нас появился дополнительный стимул для того, чтобы энергичнее развивать промышленность и сельское хозяйство, устранять перекосы в социальной сфере, бороться с коррупцией и другими негативными явлениями. Появился дополнительный стимул «приручить» наших олигархов, которые зарабатывают капиталы в России, а живут и тратят деньги за границей. Будут направлять средства на отечественные нужды – честь им и хвала. Не захотят – пусть пеняют на себя. Добьемся успехов в короткий срок – уверен, что даже самые ортодоксальные «западенцы» будут стучаться в наши двери.

У нас появился дополнительный стимул укреплять Вооруженные силы страны. Президент Российской Федерации сделал немало для того, чтобы наша армия была оснащена самым современным оружием. Считаю, что эти меры можно было бы дополнить повышением качества воспитательной работы в подразделениях, частях и соединениях. В нынешних условиях, в условиях «диктата» Интернета, наличия оппозиции, не всегда конструктивной, информационных войн, ведущихся странами Запада, эти шаги крайне необходимы. Важно, чтобы во всех военных структурах воспитательной работой занимались не просто офицеры «по штату», а действительно воспитатели по призванию, по душевному складу, по уровню кругозора.

Непростое это дело – работать с людьми. Помню, в нашей школе учитель математики приходил на урок со скрипкой. Откуда он ее взял, где научился деревенский учитель играть на столь деликатном инструменте, мне неведомо. Но прежде, чем начать занятие, он несколько минут наигрывал какую-нибудь затрагивающую душу мелодию. Она утихомиривала нас, юнцов, разгоряченных переменой, и урок проходил на одном дыхании. Сколько лет прошло, а мелодии той скрипки помню и сейчас. Думаю, у каждого офицера-воспитателя должен быть свой «инструмент», с помощью которого можно было бы сеять в душах подчиненных добрые семена. Очень важен и личный пример. Именно личным примером увлекали за собой в бой роты, батальоны политработники времен Великой Отечественной войны. Многие из них остались на полях сражений. Мы помянули добрым, сердечным словом в День Победы их и всех, кто отдал жизнь за Отечество.

Я с ужасом вспоминаю военное лихолетье. Венгры, находившиеся в нашем селе и собиравшиеся отступать, чуть не расстреляли меня, заподозрив в том, что порезал конскую упряжь, чтобы они не ушли от возмездия. Четырнадцатилетним подростком взял в руки оружие, потому что был включен в истребительный батальон НКГБ, действующий в полосе Воронежского фронта. Позже в составе команды по разминированию территории Ново­оскольского района обезвредил не один десяток мин и тоже не однажды был на волосок от смерти. Не хочу, чтобы эти нечеловеческие испытания вновь выпали на долю граждан России, Украины или кого бы то ни было. Желаю читателям «Белгородской правды», всем землякам-белгородцам мира и процветания.

Ну а нашим недругам адресую еще одно поучительное откровение «железного канцлера» Германии Отто фон Бисмарка: «Не надейтесь, что, единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут – не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны».

Источник: Газета "Белгородская правда".